September 11, 2016

west india | карибы

     Колониальное прошлое у каждого карибского острова примерно одинаково - "век открытий" превратил эти земли в плантации из сахарного тростника, бананов и кофе с процветающим рабством, пиратством и войнами. Сколько потопленных душ, кораблей и кладов таит в себе Карибское море и представить сложно.
     Соленый воздух съедает даже металл, но закаты здесь горят алым цветом, как и 300 лет назад, а песок такой же ослепительно белый. Все таки быть здесь, дышать этим воздухом, когда разум переносит через пласты веков - в строки из книг, в легенды о Моргане, Тиче или Энн Бонни - самая большая мечта из детства.
    До круиза мы уже успели объехать почти весь север Доминиканы, о котором я обязательно расскажу в следующих отчетах, а наш маршрут по карибским островам начался с Ла-Романы - достаточно крупного, но абсолютно не туристического города, где самой большой проблемой оказалось найти ночлег. Отдельно стоит поговорить и о ценах: конечно, после нескольких лет путешествий по Азии, очень сложно было переключиться на гораздо более высокий прайс за гораздо более низкий уровень сервиса и, переждав ночь в найденном с горем пополам отельчике, мы возлагали большие надежды на наш новый дом - лайнер в 14 этажей - Costa Favolosa.
    В действительности, лайнер - это самый оптимальный вариант путешествия на Карибах, если, конечно, у вас нет собственной яхты. Паромного сообщения между островами нет, единственное, куда вы сможете выбраться с Доминиканы на пароме - Пуэрто-Рико, разумеется, с наличием американской визы. На остальные острова есть возможность добраться только по воздуху, но с десяток перелетов - увы, бъет и по кошельку, и по здоровью.
    Наш недельный маршрут проходил через 5 стран и 7 островов, а сервис на корабле был так хорош, что едва ли не превратил нас в унылых европейских бабушек :)
     На рассвете можно было блуждать по пустынному кораблю, вглядываясь в линию горизонта на востоке, угадывать очертания острова. Я впервые находилась в открытом море так долго, и, возможно, это одно из самых сильных и волнительных чувств - видеть вдалеке новые земли.

Saint Kitts | Сент Киттис


     Брать такси в порту - затея крайне не интересная и, миновав толпу "попутчиков" с корабля, мы пересекли улицу, следуя к автобусной остановке. Через 5 минут нам показалось, что ждать автобуса - это также скучно и почему бы не попытать счастья с автостопом?
     Первым остановился ржавый рабочий пикап - из кабины выглянул старый африканец и спросил, куда же мы направляемся, с кузова улыбались измазанные белой краской пара ребят. Учитывая крошечные размеры острова, вариантов было не много и усевшись в кузове между стремянкой и ведрами с краской, мы двинули в сторону полуострова Саут-Ист.

     Сент-Киттис - остров, где воздух пропитан солью, ароматом цветов и иссушенных на солнце трав, поразивший меня размахом пейзажей, серпантинами, что петляли вокруг холмов полуострова Саут Ист, деливших Карибы с Атлантикой, вели в сторону соседнего Нэвиса, мимо бирюзовых бухт с пустынными пляжами и солёных розовых озер, обрывались паромной переправой. Дальше - только морем.

     В столицу мы вернулись ближе к вечеру, прогулявшись по Форт-стрит, мимо площади Независимости и главного собора города, фонтанов, выполненных в таком наивно-детском стиле, что невозможно было не улыбнуться.
Antigua | Антигуа


    Для того, чтобы путешествовать по Антигуа, вовсе не обязательно брать такси: 300 метров пешком доведут вас до соседствующей с рынком местной bus station, откуда добраться можно практически в любую точку острова. Например, поездка до Английской гавани, что на другой стороне острова, обошлась в 3$ в оба конца. Вход в национальный парк Nelson`s Dockyard и форт Бэркли - 8$.

    C XVII века эта бухта использовалась в качестве гавани, где корабли пережидали шторм, особое значение играла во время Наполеоновский войн, а свое название получила в честь адмирала Горацио Нельсона, который служил здесь на фрегате "Борей".
Сегодня Nelson`s Dockyard - это центр для судов, совершающих кругосветное плавание, а каждый год именно отсюда стартует регата лорда Нельсона.

    В современном Сент-Джонсе мало что выдает колониальное прошлое, разве что одноименный собор в центре города на вечной реставрации, да с десяток надгробных плит в тени деревьев, возле которых находят убежище от жары местные жители и редкие туристы с круизных судов. В ветхих домах, щедро увешанных рекламными табличками и проводами, едва ли можно угадать признаки былой истории. Тем не менее, на тесных и шумных улочках есть свой колорит и самобытность, особо, конечно, это выражается в невероятных прическах, украшенных цветными бусинами или же спрятанных под огромными шапками, которые сооружают (иначе не скажешь) местные жители на своих головах.


Martinique | Мартини́ка

    Первое, что стоит сделать на Мартинике - проехаться по высокогорной дороге Рут-де-ля-Трас, проложенной изуитами ещё в 17 веке. Она проходит мимо храма Балата, через горные реки и ручьи, заросли бамбука и непролазные джунгли, через городок Мон Руж - самое высокогорное поселение острова.
    Всю дорогу нас сопровождал ливень, то слабеющий, то словно из ведра - пока через плантации сахарного тростника мы не обогнули вулкан Монтань-Пеле и не остановились в бухте городка Сен Пьер. Почти век назад этот город был стерт с лица земли под раскаленной лавой и пеплом, с тех пор Монтань-Пеле, вставший в один ряд с великим и ужасным Кракатау, мирно спит, укутанный дымкой облаков.
    В Рождество улицы Форт-де-Франса были абсолютно пустынны, казалось, на всем острове нет ни души. Петляя между цветных домиков по узким проулкам, можно оказаться возле главной ратуши города - Saint-Louis - её фасад был увешан брезентом и строительными лесами, она притаилась в самом центре столицы и если бы не оглушающий звук органа и рождественские песни прихожан, доносившиеся изнутри, то пройти мимо - проще простого! Свет играл с цветными витражами, пуская зайчиков по колоннам и деревянным скамейкам, скользил по резному орнаменту, украшавшему стены, освещая здесь каждый уголок. И каждый, кто был здесь, пел Salve, Regina, устремив свой взгляд на распятие.
    На набережной, что на бульваре Alfassa, по соседству с фортом Сент-Джонс, вымощенной тонкими дощечками, можно сидеть у самого края, следить, как стаи мелких рыбок россыпью выбрасываются из моря, оставляя круги и такой приятный слуху шум, будто горсть риса бросили в воду.
    Свобода, подгоняемая карибским ветром - она чувствуется настолько, что ее можно слышать - она в всплеске волн, чей ритм нарушают весла - по вечерам здесь спешат на ночлег к своим яхтам, чтобы завтра отправиться в путь. Она в рассказах и шутках Симона, что встретился нам - на вид ему было за сорок, а в голове - быть может, целых 15, повидавшего десятки островов на попутных яхтах.


Guadeloupe| Гваделу́па


    Облик Гваделупы складывался точно мозаика - из зрительных образов, запахов, звуков: джунгли, сложенные из гигантских деревьев, увешанных лианами, изумрудных листьев и мха; холмы, изрезанные дорожками, усаженные плантациями сахарного тростника и, кажется, всеми видами тропических фруктов, которые только существуют; столица Бастер, встретившая нас цветными граффити и мелким дождем, ведущая узкими улицами к рынку, где в воздухе переплетались ароматы корицы, шафрана и паприки, голоса торговцев и покупателей, стук барабанов уличных музыкантов сливались в единое целое, заполняя пространство, создавая свой особенный ритм.
    К слову, у меня сложилось впечатление, что если на Гваделупе что-то и шьют, то непременно из яркой клетчатой ткани, из которой было пошито абсолютно все - платья местных дам, продающих специи в мешках все из той же клетки, сувениры и даже шляпы, в которых к вечеру красовалась добрая половина лайнера.
    В сторону Ле Гозье и форта Флер-Дэпе мы шли пешком, мимо переулков, которые сошли бы за самое грозное гетто - от дома к дому - сквозь приоткрытые двери за нами наблюдали то две, то три пары глаз, отвлекаясь от игры ни то в карты, ни то в домино или от починки машин и байков, измятых и изъеденных ржавчиной, а пышнотелые мамаситы, облаченые в халаты и бигуди, поблескивая массивной бижутерией, с любопытством провожали нас взглядом.
    Закат нас застал практически у стен форта и мы свернули в сторону моря, оказавшись на пляже Ба дю Фур, откуда можно было разглядеть очертания гор соседнего острова Бас-Тер. Мы тщетно пытались узнать что-то про автобус и, очевидно, решив, что довезти нас будет гораздо проще, чем что-либо объяснить, мы оказались в машине большой и веселой семьи. Они знали французский и креольский и ни слова не понимали по английски и испански, но дорога в порт - одно из самых веселых воспоминаний за поездку. Быть может потому, что смех на всех языках звучит одинаково :)

Sint Maarten | Синт Мартен

     Если бы меня спросили, что же такого особенного в Синт-Мартине, то скорее всего, я бы просто пожала плечами. Думается, тут есть пара пляжей, ресторанов, какое-то казино и целое почтовое отделение. Но как передать словами, сколько здесь драйва, легкости, невесомости?! Остров, где сразу становится уютно, точно в мягких объятиях ветра, с привкусом жаркого солнца и ямайского пива, с энергией громкого регги, бьющей через край.
    А еще здесь есть пляж Махо - его с взлетно посадочной полосой разделяют невысокий забор и узенькая автомобильная дорога, а заходящие на посадку самолеты проносятся буквально над головой! И да, с этого места просто невозможно уйти, вместе с толпой то и дело вглядываешься в даль - какой же следующий самолет покажется на горизонте?


    Я прощалась с Карибскими островами, глядя на засыпающий Филипсбург, улыбаясь до ушей. И пусть здесь мало что осталось от той эпохи авантюристов, детская мечта была исполнена. Этот мир - точно лоскутное одеяло, сшит из самых ярких воспоминаний и снов, закатов от нежно алых до насыщенно красных, микса культур из наследия старой Европы, обычаями и традициями индейцев, когда-то населявших остров и африканцев, привезенных сюда в качестве рабов, с щепоткой культуры современной Америки - все это теперь плавилось в огромном котле, точно свинец, из которого и разливали по формам уже совершенно новую, Карибскую повседневность.